Все
Все

Движение — это жизнь: эксклюзивное интервью с директором марафона «ТРИКОЛОР ТВ Белые ночи»

«Триколор ТВ» запустил масштабный проект по популяризации здорового образа жизни «Время побед с «Триколор ТВ» и поддерживает ряд спортивных мероприятий, в том числе выступает титульным партнёром 28-го Международного марафона «ТРИКОЛОР ТВ Белые ночи».

80 тысяч литров воды, несколько сотен волонтёров, более 10 тысяч бегунов и — самое главное — несколько десятков тысяч людей, болеющих за спортсменов, ведь за каждым стоят члены его семьи и друзья. Наши корреспонденты побеседовали с директором марафона Михаилом Кочетковым и выяснили, с какими трудностями сталкиваются организаторы, откуда пошло противостояние бегунов и автомобилистов, что такое «марафонский туризм», какие травмы у легкоатлетов самые распространенные и действительно ли можно «увидеть финишную черту и умереть».

Михаил Кочетков — член Президиума Спортивной Федерации легкой атлетики в Санкт-Петербурге, старший тренер легкоатлетической сборной Санкт-Петербурга и директор марафона «ТРИКОЛОР ТВ Белые ночи».

Вы являетесь директором марафонов «ТРИКОЛОР ТВ Белые ночи», «Дорога Жизни» и пробега «Пушкин Санкт-Петербург» с 1995 года, то есть уже более 20 лет. Какие изменения произошли за эти годы?

Первоначально марафон задумывался как ночной, и первые два стартовали в 11 часов вечера. Однако ночью проводить его сложно: во-первых, нет болельщиков; во-вторых, ночи у нас не настолько «белые» — всё же приходится включать освещение; в-третьих, в таких условиях из-за интенсивного дорожного движения не обеспечить безопасность участников. Также возникали сложности из-за разводки мостов, поэтому трасса пролегала только по левому берегу Невы. Позже марафон стартовал и в вечернее время — в семь, затем в пять вечера. В связи с появлением большого количества машин событие перенесли на субботу. И, наконец, старт назначили на 9 утра воскресенья — в это время чище город и меньше машин. Кроме того, наш марафон является «лицом» города, и проведение такого мероприятия в ночное время с точки зрения и туризма, и безопасности неприемлемо.

А как менялся спрос на мероприятия такого типа? Согласны ли вы с утверждением, что сейчас здоровый образ жизни входит в моду среди молодежи, или количество интересующихся спортом юношей и девушек во все годы примерно одинаково?

В советское время марафонский бум пришелся на конец 70-х — начало 80-х годов, в 90-х уже наблюдался серьёзный спад. Да, в последнее время люди снова стали стараться вести здоровый образ жизни, и количество профессиональных спортсменов, и просто участников-любителей марафона возросло. За 20 лет самое минимальное — это было в 90-х годах — у нас на марафоне на дистанции 42,2 км финишировало 200 человек. Сейчас финиширует более трех тысяч. Прогресс заметен, конечно. На всех Санкт-Петербургских пробегах, где раньше было по 100, по 200 человек, сейчас уже не менее 1000-1500 участников.

Есть ли существенные различия между российскими и зарубежными марафонами?

Я был на многих марафонах: в Гамбурге, Берлине, несколько раз в Праге, в Афинах, в Италии, в Венеции, Милане, Дрездене, на Прибалтийских марафонах, в Копенгагене — всех не перечислить. И ничего особенного не заметил. Единственное, на что я, как директор марафона, не могу не обратить внимания — за границей очень много болельщиков. Люди на протяжении всей дистанции поддерживают бегунов, дети хлопают в ладоши, автомобилисты настроены дружелюбнее. Хотя в последнее время ситуация и в России меняется в лучшую сторону. Тем более по трассе: как правило, за границей старт хоть и в центре, дальше маршрут уходит в сторону, а у нас вся дистанция пролегает по исключительно интересным местам.

В 2017 году марафон «ТРИКОЛОР ТВ Белые ночи» пробегут спортсмены из рекордного для России числа стран-участников. В чем его привлекательность для иностранцев?

Санкт-Петербург — уже хороший бренд, привлекательный для иностранцев. К тому же, мы первые в стране начали практиковать трассу 42-километровым кольцом по исторической части города. Конечно, это вызывает трудности по перекрытию движения в городе, но зато наш пробег — это практически экскурсия по городу под открытым небом: Дворцовая площадь, Исаакиевский собор, Медный всадник, Святейший Синод, стрелка Васильевского Острова, Невский проспект, Александро-Невская лавра, БДТ, Новая Голландия...

Кстати, есть понятие «марафонский туризм»: люди посещают красивейшие города мира — Санкт-Петербург, Вену, Пекин, Мельбурн — с целью участия в марафоне. Такие люди приезжают, пробегают марафон, а в следующем году в этот же город, как правило, уже не возвращаются. Но на смену им приходят другие. Вот благодаря этому наш марафон самый международный. К нам приезжают и из дальнего зарубежья, и масса бывших соотечественников: белорусы, украинцы, спортсмены из Прибалтики, стран Средней Азии.

Пожалуйста, расскажите подробнее о самых важных особенностях Санкт-Петербургской трассы с точки зрения спортсмена. Правда, что у нас трасса очень сложная для марафонцев?

Да нет, я бы не сказал, что очень сложная, скорее, нечто среднее. Мы находимся практически на нулевой отметке на уровне моря, у нас нет гор. Да, на нашей трассе встречается несколько мостов, но когда бегун поднимается, например, на Дворцовый, то с него потом и сбегает: где потерял, там и добрал. Вот для рекордов трасса, может быть, и сложна. Например, есть марафон в Антверпене, в Голландии, или в Дублине, в Ирландии — там всегда устанавливаются очень высокие результаты. У нас с этим несколько сложнее, но отнести к самым сложным, тем не менее, её всё же нельзя.

Вы упомянули, что в Санкт-Петербурге довольно сложно установить рекорд. Но, в принципе, это возможно? Что нужно для этого сделать?

Для этого нужны соответствующие исполнители. Из двух часов ещё никто не «выбегал», официальный мировой рекорд составляет 2 часа, 2 минуты, 56 секунд. Мы себе такой цели пока не ставим, да и затратно это: нужно пригласить десяток спортсменов, близко стоящих к мировому рекорду, также к ним приставить специально обученных пейсмейкеров, которые их «ведут», — всё это требует огромных финансовых вложений.

Сколько в среднем требуется человеку на подготовку, чтобы одолеть дистанцию в 42,2 км? И реально ли подготовиться к такому соревнованию «с нуля»?

В 90-х годах вообще ничего подобного не было. Сейчас, когда пошел подъём бегового движения, появилось много частных спортивных школ по подготовке людей к марафонам. Я лично читал, что их курс рассчитан на 3 месяца, но мне это, как тренеру, непонятно: ведь физическая форма у всех разная, и мы таких бегунов, бывает, после финиша в рядок складываем и в реанимацию отправляем.

Как правило, профессионал бежит два, максимум три марафона в год, остальное время он к ним готовится и от них отходит, потому что марафон на высоких скоростях — это большая нагрузка не только на опорно-двигательный аппарат, но и на психику человека. Бывает, к финишу бегун уже не понимает, что делает. А некоторые любители бегают ведь и по два марафона в день. Только в России уже есть люди, которые преодолели по 700 марафонов.

Впечатляет! А какие травмы бывают на марафонах?

При невысоком темпе марафон не травмоопасен, но, как я уже говорил, это очень большая нагрузка на опорно-двигательный аппарат — колени, связки. Сейчас есть хорошая экипировка, специализированные кроссовки с гелевыми прокладками. Травмы, конечно, как и во всяком спорте, случаются, бывают и смертельные случаи, когда у бегунов не выдерживает сердце, но не у нас. В Российской Федерации есть приказ Минздрава, согласно которому мы не имеем права допускать на марафон человека без медицинской справки. Конечно, это вызывает бурю возмущений бегунов, мол, я сам несу ответственность за свое здоровье, достаточно того, что я подписал расписку. Но расписка не имеет никакой юридической силы, и, если с человеком что-то случится, у организатора будут серьёзные проблемы. Да и необходимость прохождения медицинской комиссии — это, в первую очередь, дополнительный повод проверить свое здоровье, поэтому мы активно разъясняем участникам, почему предоставлять справку так важно.

Расскажите, пожалуйста, подробнее о сложностях организации марафона.

Ну, во-первых, такое мероприятие, как марафон, организовать в центре города очень сложно. Основная проблема — перекрытие движения автотранспорта. Для этого необходимо получить массу согласований и распоряжений. Вы представляете, насколько непросто перекрыть центр города на шесть часов? Мы, конечно, по мере преодоления спортсменами дистанции освобождаем улицы, но встречаем много негатива, особенно от автомобилистов.

Во-вторых, оборудование трассы — требуется много различных металлических ограждений.

И, в-третьих, медицинское обеспечение. В прошлом году марафон проходил в экстремальных условиях: в день пробега было +30... +32 °C, медики справлялись с трудом. У нас было порядка 100 обращений к врачам и 13-15 госпитализаций, но, к счастью, удалось избежать летальных исходов.

Еще, конечно, должны быть хорошие команда волонтеров и судейская коллегия, электронное и транспортное обеспечение, питание на дистанции. Пункты питания мы организуем через каждые пять километров на марафоне, а в очень жаркую погоду дополнительно ставим пункты освежения, воду через каждые три километра. Закупаем порядка 70-80 тысяч бутылок воды и огромное количество кулеров. И надо всё это разнести, напоить людей, убрать.

Приём заявок — онлайн, это ничего сложного. Регистрацию открываем часов за семь-восемь до начала марафона, потом проводим выставку «Марафон-Экспо», где участвуют в том числе наши партнеры, там и выдаем стартовые номера. Этим занимаются около 600 человек, включая волонтеров.

Вы упомянули про температурные проблемы на прошлогоднем марафоне. Скажите, пожалуйста, каким образом вычисляется оптимальная дата марафона? Есть какая-то система расчетов, особенный метод?

Дата марафона определяется самим названием мероприятия, пик белых ночей приходится на 22 июня — это привлекает участников, особенно иностранцев. Сейчас мы, ко всему прочему, также зависим и от времени проведения общегородского праздника «Алые паруса». Мы стараемся ориентироваться на последнее воскресенье июня или первое — июля. Так, в прошлом году пробег стартовал 2 июля. Но в этом году в этот день состоится финал Кубка конфедераций ФИФА по футболу, поэтому марафон перенесен на 9 число. Что будет в 2018, определить сможем в августе, поскольку Санкт-Петербург принимает Чемпионат мира по футболу ФИФА и, возможно, своё соревнование нам придется проводить в конце мая или в начале июня.

Что, по-вашему, является залогом удачного мероприятия со стороны организаторов? Есть ли какие-то ключевые факторы?

Ну, конечно, ключевое тут, как и везде — это бюджет. Мы получаем небольшую часть финансирования из бюджета Санкт-Петербурга, так как организатором является Комитет по физической культуре и спорту и Спортивная федерация Легкой атлетики Санкт-Петербурга. В этом году нам повезло, что «Триколор ТВ» запустил собственный социально ориентированный спортивный проект, в рамках которого решил нас поддержать — это возможность вывести мероприятие на новый уровень как организационно, так и с точки зрения освещения события в СМИ. Надеемся, наше сотрудничество продолжится.

Мы тоже очень на это надеемся. Спасибо вам за интересную беседу!

Вам спасибо.

Перейти на новость о марафоне «ТРИКОЛОР ТВ Белые ночи»

Авторизуйтесь, чтобы комментировать
Напишите запрос на комментарий, интервью или участие в профессиональном мероприятии. Заполнить форму

Похожие публикации

Здоровый образ жизни: что такое хорошо и что на самом деле плохо
В рамках проекта «Время побед с «Триколор ТВ», направленного на популяризацию ведения здорового образа жизни, мы собрали мифы, не дающие покоя современному человеку
0
Беги, Питер, беги: 28-й Международный марафон «ТРИКОЛОР ТВ Белые ночи»
Культурная столица России — Санкт-Петербург — является площадкой для проведения крупнейших знаковых мероприятий России: фестивалей, выставок, праздников, соревнований
0
Отдых в движении: в Пскове пройдёт легкоатлетический марафон
Псков известен во всем мире благодаря древним крепостям, соборам и архитектурным ансамблям
0